Otony
Чтоб со мной вам подружиться нужно в роль мою вам влиться!
Как уломать Интегру
Автор: Посестра_Алукарда
Жанр: стеб
Размер: мини
Пэйринг: Интегра/Энрико, Алукард/Виктория (вскользь)
Саммари: сделать предложение руки и сердца Интегре Хеллсинг легко, но вот добиться положительного ответа… Энрико Максвелл и не догадывался, откуда придёт подмога в столь нелёгком деле.
Предупреждение: членовредительство, несправедливые упрёки в сторону отца Андерсона
От автора: ни один паладин во время написания этого фика не пострадал ;)

-Полицейская, ты опять увидела мышь? – Алукард пнул подушку и устроился поудобнее – Сколько раз говорить – не бойся еду…
-Это не я! – завопила из отдаления Виктория – Это откуда-то сверху!
- М-да?... хррр… ну пёс с ним, тогда…
- Маста, это леди Интегра орала!
- Странно… Я же здесь, в подвале… Так на кого она может орать?..
- Мастааа! Она опять орёт! Там что-то случилось!
- Слава Богу…
- МАСТА!!! Там что-то происходит!
Алукард стукнулся головой о крышку гроба:
- Что?! Происходит?! И без меня?! Так что ж ты раньше молчала?!
Виктория обиженно засопела, натягивая мини-юбку. Алуард заметался по подземелью, натягивая шляпу-рубашку-сапоги… чёрт, сначала брюки надо… так вот, шляпу-рубашку-брюки-сапоги-галстук-очки-«Шакал»…
- Маста, может, «Шакал» вы в руке понесёте? – доверительным тоном поинтересовалась Вика. Алукард чертыхнулся и вылетел из подземелья. Вика – следом, бумкая «Харконенном» по ступенькам…
Тем временем, на втором этаже:
- Волтер! ВОЛТЕЕЕР! СПАСИИ!!!
- Не стоит так нервничать, леди, - мирно сказал Волтер, с глубокомысленным видом изучая завязавшуюся в морской узел леску между его пальцами – Всё когда-нибудь происходит впервые.
- НЕЕЕТ!!!! Мой отвеет – НЕЕЕТ!!!
- Не верьте ей, она шутит, - невозмутимо сообщил Волтер Энрико и вдруг прошипел – Да вон тот попробуй, загнутый! Подойдёт!
- Тоже мне, взломщик нашёлся! – огрызнулся Энрико, вставляя отмычку в замок на двери. Интегра же, забаррикадировавшись в комнате, пополнила стратегический запас тяжёлых пепельниц путём предприятия длительных экскурсий по тёмным углам и под многочисленными столами зала.
- Милая! – взвыл Энрико на манер испорченного вакуумного пылесоса – Как ты можешь! После всего, что у нас было!..
- Я не отвечаю за твои больные фантазии!
- По-твоему, это были групповые галлюцинации?
- Нет, это были ТВОИ персональные глюки!
- Правда? – вкрадчиво протянул Энрико, перебирая отмычки – По-твоему, глюки могут разорвать пять пеньюаров, истребить килограммы клубники и сливок, вывести из строя десять…
- ЗАТКНИСЬ!!!!!! – панически заорала Интегра, цветом становясь похожей на огнетушитель – Ты – подлец!!!!
- Я? – поразился Энрико.
- Сэр Хеллсинг, этот молодой человек был бы подлецом, если бы после десяти сломанных…
- МОЛЧАТЬ, ВОЛТЕР!!!!
- … не-важно-чего он бы и не подумал сделать вам предложение руки, сердца и всех остальных своих запчастей. Вы несправедливы.
- Я, глава ордена протестантских рыцарей, не могу выйти замуж за епископа католической церкви! Ты это можешь понять, боров?!
- Сэр Хеллсинг, для моего возраста у меня хорошая фигура, - оскорбился дворецкий.
- Я не вам, Волтер!
- А у меня и подавно замечательная фигура! – возмутился Максвелл.
- Ну… да, - после короткой паузы согласилась Интегра – И всё равно пошёл вон!
- Проблемы, Хозяйка? – за спинами Максвелла и Волтера, аки тень отца Гамлета, возник Алукард, сверкая зубами, глазами и «Шакалом».
- Да! – заверещала в диапазоне ультразвука Интегра. Люстра тоненько бзынькнула, оконные стёкла покрылись трещинами – Убери этого католического идиота!
- Максвелл! – расплылся в довольной маньячной лыбе Алукард – Сколько лет, сколько зим! Тебя выкинуть через дверь или через окно?
Энрико цветом лица сравнялся со стенкой и поспешно прикрылся Шредингером:
- Я делаю предложение леди Интеграл!
На лице Алукарда вдруг отразилось вполне человеческое сочувствие, и он сказал тоном доброго психиатра:
- И как это тебя угораздило, а?..
- Да уж, - еле слышно пробормотал Волтер – У нынешней молодёжи определённо атрофируется мозг…
- Я… Я… Я люблю её! – патетически сообщил Энрико, всё ещё прикрываясь Шредингером… Шредингером?!!!!!!!!!
- Ты что здесь делаешь, ушастый?!
- Пришёл сообщить, что… нуууу… мм….
- Говори, малец, - подбодрил его Волтер.
- Тебе сколько лет? – противным голосом поинтересовался Шред.
- Эээ… Семьдесят семь, - ответил слегка ошарашенный Волтер.
- Так какой я тебе малец?! Мне столько же!
Шинигами выронил пенсне, киса обвёл всех присутствующих победоносным взглядом.
- Да ничего я не хочу сообщить, просто подглядываю!
- Пшел! – замахнулся на него Энрико. С диким мявом Шред скрылся в дебрях длинного коридора.
- И так, о чём бишь я? – Энрико рассеянно почесал затылок.
- Ты мне предложение делаешь, идиот! – услужливо напомнили из-за двери.
- И как это меня угораздило, а?..
- Ах, так?! – взъярилась Интегра и, судя по звуку, перекусила медную пепельницу – АЛУКАААААРД!!!!! Немедленно убери его отсюда!!!!!
- Э? – Алукард начал затравленно озираться. «Убирать» Энрико ему не улыбалось, так как тогда потерялась бы последняя надежда на замужество Интегры, в случае которой сэр Хеллсинг перенесла бы часть своей вербальной активности на мужа, и Алукард мог бы вздохнуть спокойно.
- АЛУКАААРРРД!!!! – добавила децибел в голос Интегра – НЕМЕДЛЕННО! УБЕРИ! ЕГО! ОТСЮДА!
Алукард обречённо уставился на Энрико, тот вспомнил просмотренный некогда мультик «Шрек» и сделал глаза а-ля «трогательный Кот в Сапогах». Алукард, чтобы протянуть время, начал рычать, как голодный медведь гризли, лупать двадцатью глазами разом и клацать зубами, остальные судорожно соображали, что бы такое предпринять, как вдруг позади раздались мерные шаги и в коридор вырулила высоченная фигура в плаще.
При виде неё Алукард подпрыгнул, обрадовано оскалился, сделал ещё ряд невнятных, но преисполненных счастья телодвижений, что долженствовало означать появление очередной безумной идейки в его бедовой многоглазой башке.
- АНДЕРСОН! – громовой рёв потряс особняк Хеллсингов, так что чудом уцелевшие после визга Интегры окна с прощальным звоном прекратили своё существование. Александр собрался было мирно поздороваться, но Алукард вихрем подлетел к нему и зажал рот лапищей.
- Яой, однако, - сказала аффтар и вновь скрылась в вентиляции.
- АНДЕРСОН!!!!! – проорал в лицу бедному падре вампир – Да как ты посмел заявиться в особняк Хеллсингов?!
Алекс растерянно пытался сказать, что Алукард сам просил занести ему собрание сочинений Брэма Стокера, дабы понять наконец, с кем его постоянно путают, но Алукард сунул ему в рот «Шакал» наподобии кляпа, выхватил «Кассул» и начал пулять в потолок. Алекс слегка побледнел, решив, что новоприобретённого приятеля (после дуэли, в ходе которой Алекс не погиб, а перенёсся в другое измерение, они с Алукардом встретились на нейтральной территории, мирно обсудили противоречия и решили закопать топор… тьфу ты, нож и пистолет войны) сразил старческий маразм.
- Католическая свинья! - разорялся Алукард – Ты уже давно не человек! И не упырь! И не хомо сапиенс! И не сможешь убить меня! И я победю… то есть побежу… короче, победа будет за мной!!!
Алекс выплюнул «Шакал» и начал осторожно заходить сзади, дабы скрутить друга и не дать ему причинить себе вред до приезда психиатров. Но Алукард обходной манёвр заметил, мгновенно подставил паладину подножку и сел на поверженного верхом, не переставая горланить пафосную чушь и стрелять.
- Точно яой! – прослезилась от счастья аффтар, неосмотрительно высунувшись из вентиляционного люка, за что тут же получила метко пущенной отмычкой по лбу.
Тем временем Алукард, пресекая все попытки Алекса освободиться, начал медленно менять пластинку.
- Ты мусор! Падаль!... Ах ты гад!!! Нет! НЕТ, НЕТ, НЕ… Кха!!! Кха-кха-кххееееее...
Вампир схватился за горло, вывалил язык и начал чудовищно неправдоподобно хрипеть. За дверью недоверчиво хмыкнули. Алукард тут же распахнул плащ перепугавшегося священника, выхватил пару изогнутых ножей и с размаху вонзил их себе в горло и в грудь. Теперь хрип стал звучать гораздо правдоподобнее.
- Алукард?! – испуган позвала из-за двери Интегра – В чём дело? Алукард! АЛУКАРД!!!
Вампир, к вящему ужасу Виктории и безграничной радости Александра, свалился на пол и закатил глаза, окончательно входя в роль.
- Хо… хозяйка… - прерывающимся громким шёпотом возвестил он – Я… я не смог победить…. кх-хаааа… я не смогу выкинуть отсюда Максвелла… агрх-хаа…
- Нет, Алукард, не смей умирать! – перепугалась Интегра – На кого я тогда стану орать?! Кто станет выслушивать мои бесконечные жалобы?! Кто будет пугать меня, сверкая глазами из зеркала в ванной?..
- В ванной?! – напрягся Энрико.
- Она шутит, - быстро ответил Алукард, но, поняв, что выпадает из образа, прохрипел – Прощай, Интегра… Максвелл, позаботься о ней… кх-хааа…
- Обязательно, - Энрико утёр набежавшую слезу.
- Ан… Андерсон…. Ты победил меня-аа….. человек…
- Псих ненормальный, - отчётливо прошипел падре.
- Маста! – всхлипнула понятливая Целлес – Как же я без вас?..
- Виктория… помни меня… Прощайте все………………………………..
Черноволосая голова опустилась на паркет, рука, затянутая белой перчаткой, безвольно откинулась в сторону, из неё со стуком выпал «Кассул». Этот стук погребальным эхом разнёся по всему особняку Хеллсингов, повергая его в траурную тишину…
- Нет, Алукард! – взвизгнула Интегра – Не умирай! Не смей! Я сейчас, сейчас…
Суя по звуку, она торопливо отодвигала шкафы, которыми давеча забаррикадировала дверь.
Алукард прекратил изображать из себя труп благородного героя, мгновенно подобрался и совершенно бесшумно и стремительно пополз по-пластунски вон из коридора, по пути сбив с ног только что пришедшего, ничего не подозревавшего Пипа. Бернадотте ошарашено проводил глазами исчезающий за углом краешек Алукардовского плаща и с чувством произнёс:
- Всё, завязываю с водярой! Вот уже и змеи в виде Алукарда мерещатся…
Интегра, вылетевшая из кабинета, как чёртик из табакерки, мигом попала в объятия Энрико:
- Милая, ты слышала, что сказал перед смертью Алукард? Я пообещал заботиться о тебе!..
- Ты – ублюдок! – прорычала Интегра Андерсону, рвясь из рук Энрико – Ты убил Алукарда! Мразь! Я убью тебя!!!
Несчастный паладин, на которого последние полчаса только и делали, что орали без повода, хотел было оскорбиться и выдать Интегре всё, что он о ней думает, но невидимый Алукард отвесил ему увесистый подзатыльник. Сэр Хеллсинг тем временем высвободила одну руку и метко запустила в Алекса тяжеленной свинцовой пепельницей (!!!!!?Зачем Интегре свинцовые пепельницы!!!?). Со свистом боевого ядра пепельница рассекла воздух и шарахнула паладина по голове, так что его отшвырнуло на два метра и протащило по полу.
- Я добью его! – поспешно завопил Волтер и, прежде чем Интегре удалось забить Андерсона пепельницами до смерти, спеленал его леской и вышвырнул в окно. С улицы раздался шум, грохот и громкий мат Яна.
Энрико склонился над рыдающей Интегрой.
- Лапочка… Зайка… Милая моя…
- Отстань! – простонала Интегра.
- Ну, выходи за меня замуж, - проникновенно попросил Энрико – Я тебя больше жизни люблю!
- И называл меня свиньёй!
- Вспомнила! Когда это было! Ты меня тоже тогда по-разному обзывала…
Интегра подняла заплаканные глаза и с сомнением посмотрела на епископа.
- Ну же, решайся, - улыбнулся Энрико. Интегра помолчала и наконец с тоской сказала:
- Я теперь совсем одна… Хорошо, Максвелл, я выйду за тебя замуж.
Крышу особняка Хеллсингов чуть не снесло от дружного вопля «УРРАААААА!!!!!!!», изданного доблестными членами этой замечательной организации.

Три недели спустя, наутро после первой брачной ночи, в коридоре особняка Хеллсингов
- Доброе утро, Маста.
- Доброе утро, Алукард… Что?!!!! АЛУКАРД?!!!!
- Маста, я всё могу объяснить!
- Так ты… ты… ПОДОНОК! СВОЛОЧЬ! КОБЕЛЬ! МРАЗЬ!!!!
- Маста, это слишком ценная ваза, чтобы разбивать её о мою голову!
- Я тебе покажу – ценная! Артист хренов!!!!...
Энрико, растянувшись на разворошённой кровати, с удовольствием слушал вопли, треск и звон, доносившиеся из коридора:
- Вот вам и «хэппи энд»…